И.: Галина Алексеевна, расскажите, пожалуйста, немного о себе.
Г.А.: Для В.А. характерным является то, что, как говорят, «гвозди бы делать из этих людей, не было б в мире крепче гвоздей». Он такой целеустремленный, он фундамент, понимаете? Он когда и учился в студенчестве, он тоже был фундаментом, всегда организатором чего-то.

И.: Т.е. вы его знаете со времен студенчества?
Г.А.: Ну, я его очень мало со времен студенчества знала, потому что я училась младше него. И как-то со старшекурсниками мы не очень общались. Но тем не менее, там в общежитии я видела его. Он, по-моему, старостой этажа был. Он, наверное, с самого начала в себе лидер, лидерство несет, поэтому он вот такой. С одной стороны, вот он лидер, а с другой стороны, вот он такой человек, человечный. Вот кажется, что он лидер такой, знаете, как вот сейчас есть в рыночной экономике бизнесмены такие… А у него есть еще такая черта – он вообще очень добрый по натуре человек. Хотя он и лидер, у нас вроде как жесткие люди должны быть у власти, тем не менее, у него есть эти черты человечности. Вот я на экономическом факультете долгое время с ним проработала, и если у кого-то какое-то несчастье случалось, он всегда помогал, чем мог, помогал. Хотя в те времена мы все были одинаково бедные (смеется).

И.: Удивительное сочетание качеств?
Г.А.: Да, вот правда, я всегда поражалась. С одной стороны, он жесткий человек, может потребовать, а с другой стороны, у него вот такие качества. Ведь не зря же он патронажем церквей выступает. Вот удивительное в нем сочетается, а с другой стороны, он жесткий.

И.: А вот в студенчестве Вы с ним как-то общались или просто со стороны видели?
Г.А.: Я просто со стороны видела, по студенчеству я с ним не общалась. Когда я училась, мне было 16 лет всего, он вроде как был постарше меня. Я была такая вот (пауза) домашняя вся, поэтому я как-то мало встречалась с общежитскими, поэтому так и получалось. Перед тем как прийти работать на факультет, он после окончания работал на заводе. И на заводе рабочие, в общем, о нем отзывались, что он жесткий был. Он был начальником отдела труда на «Сибэлектромоторе», свою политику проводил, соревнованием занимался, т.е. верили – не верили, но все равно защитил кандидатскую. И когда он перед защитой, я помню, его встретила, он пришел на факультет работать, он волновался где-то, вот как все это будет, расспрашивал. Я вперед его защитилась в Москве. Вот он: «Как защита? Как – что?». Т.е. где-то волнения определенные были, но в то же время он проводил свою политику. Ну, многие в соревнование не верили, к этому критически относились, но, тем не менее, он все-таки сумел доказать, что соревнование – это двигатель производства. Ну, мы за кулисами говорили, что это «потогонная система», та же самая, что за рубежом. Но он все-таки сумел доказать, что соревнование – это двигатель прогресса.

И.: А из того давнего времени можете вспомнить какой-нибудь интересный случай?
Г.А.: Ну, это сильно давно было. Во-первых, я была зав. кафедрой и он был зав. кафедрой, где-то мы, может быть, конкурировали. Я только помню, что у них на кафедре почти никогда не велись журналы учета занятий. Раньше жестко к этому подходили, работу кафедры по этому принципу оценивали. У него никогда их не было в порядке, а у меня вроде как все в порядке было на кафедре, но, тем не менее, если вдруг кто не запишет, меня критикуют. Я думала: а вот у Гаги вообще нет. Ну, было у нас соревнование такое негласное между кафедрами. Вот есть люди, которые держат в душе что-то против другого человека, у него, по-моему, такого нет. Он сразу скажет. Я помню, был еще такой случай, как-то он выступал на Совете и рассказывал: кто-то ехал в автобусе и что-то, по всей видимости, о нем говорил громко. А люди в нашем городе его знают, и он говорит: «В автобусах вообще не говорите». И все начали друг с другом говорить: «Может быть, это я там был». А я сижу и говорю: «Слава Богу, что я вообще о людях плохо не говорю, и поэтому даже если там я была – я никогда плохо о человеке не скажу». У меня этого в привычках нет. Тем не менее, вот он такой вот был: вот, типа, кто-то там говорил в автобусе громко, фамилию называл. Фамилия в городе «на слуху». Город маленький, тем более университетский, все мы друг друга знаем. Даже тебя не знают, а фамилию твою уже знают. Ну, и потом все-таки мощь духа, которая у него присутствует, все-таки, наверное, трудно в себе все сочетать. Ну, может быть, все мы по танцулькам бегали, а он сидел и занимался в это время научной деятельностью. Вот это у него было.

И.: А сейчас у Вас какого рода отношения складываются с ним: коллегиальные или дружеские?
Г.А.: Ну, наверное, как коллеги, и дружеские в то же время отно-шения. Мы вроде как и коллеги, он мой начальник сейчас, и в то же время дружеские отношения. Можно прийти к нему, пожаловаться на что-то, сказать, что что-то не получается, обсудить. Потом, он так себя ведет со всеми, он готов прийти на помощь. Я вот смотрю, как совеща-ние деканов идет, он всегда помогает активно. У него много хороших таких черт… В то же время, я еще раз могу повторить, что он жесткий такой человек. Сочетание такое…

И.: Вам приходилось с ним встречаться в неформальной обстановке?
Г.А.: В неформальной обстановке: мы в прошлом году ездили в «Ивушку». Ну, он тоже ведет себя так – веселый человек. Такие дружеские, неформальные отношения.

И.: У него же много разных ролей: он ученый, профессор, администратор. А в компании он какую роль играет?
Г.А.: В компании? У бизнесменов, у них, говоря откровенно, ка-кая-то есть черта – они в таких дружеских компаниях иногда ведут себя вроде как дети (смеется). Ну, вот он может что-нибудь такое сказать, скажем… Был юбилей, по-моему, у Надежды Александровны Телегиной, он говорил, что такое время наступило, можно жить с мужчиной, не предохраняясь. Такое вот может сказать, типа «замуж поздно – сдохнуть рано». Такое может сказать. Для него это вроде в игровой такой форме, но он может шуточки такие отморозить. «Отмочить», как говорят. Вот я посмотрела – некоторые люди, которые в себе уверены, могут себе позволить некоторые вольности, когда застолья такие вот бывают. Ну, в то же время он готов хорошую шутку поддержать. Это у него есть.

И.: Как он к женщинам относится?
Г.А.: Вы знаете, с этих сторон я его как-то не наблюдала. Навер-ное, эту вот черту, я ее не знаю просто. У меня всегда с ним были дру-жеские отношения, и поэтому я не знаю. Не могу ничего сказать по этому поводу.

И.: А как он относится к внешнему проявлению престижа?
Г.А.: Атрибуты внешние я как-то не замечала на нем, единственное, как-то у бизнесменов у всех появились малиновые пиджаки, вот у него тоже появился малиновый пиджак. Ну, а с другой стороны, он иногда приходит – прическа у него, вообще, волосы взъерошенные та-кие, нестриженые. Я говорю: «В.А., Вы что?». А он: «Ой, надо сходить, надо сходить». Т.е. он может не обращать на себя внимание, а может и обратить. Где-то, наверное, все-таки надо. Я как-то позвонила ему по сотовому, думала он здесь, а он, оказывается, в Москве. Уже прилетел в Москву и сидит в ресторане, говорит: «Вот сейчас мне в ресторане принесут кушать, а ты вот мне звонишь», – типа того. Я говорю: «У меня срочный разговор». Вот он в ресторане как-то по-другому себя ведет. На всех юбилеях чествовали, он такой сдержанный человек, а так… Говорит: «Сейчас мне все такие кушанья несут, а ты вроде меня беспокоишь здесь».

И.: Вы, наверное, что-то о семье его знаете?
Г.А.: Кстати, по-моему, семья – это такая закрытая зона. Это может быть связано с тем, что вот у меня есть подруга, у нее муж из Прибалтики, а В.А. тоже прибалт, и у них считается, что семья – это моя крепость. Я жену его, например, никогда не видела, даже на банкетах, юбилеях. Одна дочка бывает с мужем, а вторая в Риге, по-моему, живет. Его дочки – это бывшие наши студентки ЭФ. Девочки хорошие.

И.: А как он относится к домашним животным, Вы можете рассказать? Если у него какие-нибудь питомцы?
Г.А.: У него, по-моему, собака есть. Он ногу-то ломал, когда в больнице лежал в январе месяце: он с собакой баловался, как-то упал, нога подвернулась, ему делали операцию. Были у него собаки. Сейчас в Богашево он живет, обязательно должно быть какое-нибудь животное, т.е. собака должна быть. Ну, по-моему, он хорошо к собакам относится. Поскольку я сама «собачница»…

И.: Что-нибудь о его увлечениях можете рассказать?
Г.А.: Мне кажется он грибами увлекается, ягодами. Любит в лесу бывать. Иногда звонишь ему: «Я далеко в лесу». В «Ивушку» любит ездить, на лодке ездит. Там за ягодами ездит, за грибами, т.е. вот так вот, есть у него такая черта. А так-то, я его как-то вне работы мало знаю. По-моему, его Шушарин Александр Леонидович вне работы знает. Я знаю, что еще в «Чажемто», еще там не было санатория – они ездили туда лечиться. Что-то они там делали, сами ванну делали, обкла-дывали ее чем-то, и водой, грязью этой там лечились. Скорее всего, он с вот этой стороны знает его увлечения всякие, поскольку они больше в неформальной обстановке были, вместе ездили. Я-то больше по работе его знаю. В основном, я говорю, сейчас дружеские такие отношения сохранились, так и остались на всю жизнь.
И.: Хорошо. А Вы кто по гороскопу?
Г.А.: Я по гороскопу Стрелец.

И.: А В.А.?
Г.А.: Он Лев. Для льва вообще характерно то, что лев любит ук-рашения. Должен, по крайней мере, любить. Ну, наверное, у него тоже что-то такое есть, но как-то особенно это не видно. Тем не менее, он иногда приходит такой очень подтянутый, сдержанный такой. Любит, по-моему, хорошую одежду. У него если одежда, то хорошая одежда. Но волосы у него не всегда в порядке (смех). 

И.: А по психологическим характеристикам можно сказать, что он похож на Льва?
Г.А.: Наверное, да.

И.: Лидер?
Г.А.: Да. Лев – лидер, поэтому у него это есть, да.

И.: Как Вы считаете, какие его черты наиболее привлекательны для других людей?
Г.А.: Ум его привлекает, потому что он очень хорошо ориентируется в ситуации. Это надо уметь. Вот это вот, мне кажется, на первом месте, что он очень хорошо ориентируется. И еще какой момент. Как-то год назад знакомого встретила банкира – он же тоже банкир, учились на одном факультете. И вот он рассказывал… Собрали всех банкиров в Томске, они же тоже друг с другом конкурируют и все прочее… своими банками. Ну, я не знаю, было это или не было (этого он мне не говорил), что Гага – молодец – выступил, говорит, что многие конкурировали друг с другом, а «мы все в одной стае», т.е. мы должны друг друга поддерживать. У него взаимовыручка такая вот, черты у него очень хорошие. И мне многие студенты говорили, что если обратишься за помощью к Владимиру Антоновичу, все равно без внимания не оставит: либо сам в банке даст, либо отправит в другой банк.

И.: Галина Алексеевна, вот он такой успешный менеджер, лидер, а может ли лидер иметь какие-то слабости?
Г.А.: Ну, наверное, может, как и все. У него тоже иногда, например, не бывает настроения. Ну, и человеческое такое – под «горячую руку», наверное, может кто-то попасть. Хотя я его редко видела в таком вот состоянии, но такие были моменты, когда у него настроения не было. Ну, или он иногда говорит, чувствуется, что он очень занят, потому что и лекции читает, и в банке все-таки надо руководить. И когда он к нам приходит на ВШБ что-нибудь подписывать, какие-нибудь бумаги, бывает, он подписывает-подписывает и говорит: «Ой надо идти считать чужие деньги» (смех). «Все, все больше ничего не подписываю, пошел считать чужие деньги». Вот у него сейчас такой прикол последнее время. Чувствуется, что он, конечно, очень занят. Такой вот он всегда: «Ну, быстро, быстро. Пошел считать чужие деньги».

И.: Интересный, конечно, человек.
Г.А.: Он очень интересный человек. Как я говорю, с такими людьми не соскучишься. Он смотрит, и если у человека настроения, например, нет, он старается его воодушевить. Я помню, как-то наблюдала, как Анатолий Анатольевич с таким видом к нему подошел: «Маленький набор в этом году». – «Да ты что расстраиваешься! У тебя же банковское дело, наберешь людей – не расстраивайся». Т.е. он воодушевляет, он старается, поддерживает, т.е. не бросает на полпути.

И.: А вот если посмотреть: с какого-то момента Вы стали с ним работать. Что вас побудило с ним работать, или это случайность?
Г.А.: Что побудило меня с ним работать? Я, в принципе, меняла место работы. Я ушла с факультета и пошла, работать в ТЭЮИ. Что-то мне казалось однообразным последнее время, лекции в одно и тоже время, в общем, что-то мне все приелось как бы. И я решила пойти, думаю, немного отдохнуть. Потом меня Тирский сагитировал – к нему я пошла, у него деканить начала. Деканом факультета сразу стала юридического, и экономического тоже. Некоторый опыт у меня появился. Потом я все-таки загорелась, чтобы открыть свою специальность «Статистика». Я подошла к Владимиру Антоновичу и говорю: «Давайте откроем специальность в рамках ВШБ». Он меня поддержал, и я перешла оттуда (из ТЭЮИ), пришла в ВШБ работать. В общем, я у него где-то год работала как референт его, оформляла бумаги. И он меня поддержал, как раз мы открыли новую специальность, по которой квалификация «экономист-статистик», вообще редкая специальность, от Сибири до Дальнего Востока практически отсутствует. В Новосибирске небольшая группка есть – и все. И специализации у нас разные: и страховая статистика, и банковская статистика, и демография, по демографии вообще специалистов нет. Поэтому, я говорю, он меня хорошо в этом плане поддержал.

И.: Вы, может быть, что-то переняли в его опыте, что используете в своей практике?
Г.А.: Ну какой опыт… Доводить все дело до конца. Вот это я у него переняла, т.е. если ты начал чем-то заниматься, то должен доводить это до конца. И потом, в деле не должно быть пустяков, т.е. вот некоторые на мелочи не обращают внимания. Я тоже раньше не обращала, всегда так по большому счету ко всему относилась, а потом посмотрела, что из мелочей, в общем-то, потом большое получается. Этот момент я очень хорошо усвоила, я стала обращать внимание на мелочи, потому что из мелочей потом выстраивается такое цельное, созидательное потом получается. Вообще, человек должен все ступеньки пройти. Я вот прошла ступеньки, начиная от лаборанта и кончая деканом факультета, т.е. я знаю теперь лицензирование что такое, даже все такие мелочи я знаю, я всегда могу лаборанту сказать, что делать в этой ситуации. Даже в отношении с другими коллективами: бухгалтерия, скажем, все это одни и те же цепочки.

И.: Т.е. Вы сами можете консультировать В.А.?
Г.А.: Нет (смеется). Ему, наверное, консультация не нужна, по-тому что он себя окружил людьми, которые очень опытные. Он видит, он собирает вокруг себя людей, в принципе, у него в «Газпромбанке» очень хорошая команда, т.е. у него работает секретарь – в свое время она у нас работала лаборантом на кафедре, на моей кафедре. Видно какая она – он ее забрал к себе в банк, когда начал банк образовываться. Он хорошими людьми себя окружает, молодец в этом плане, таких он держит, чтобы люди хорошо знали свое дело, были не дилетантами в этих вопросах.

И.: Профессионалы, да?
Г.А.: Профессиональные. И конечно, сейчас он надеется… Нам тяжело сначала было, потому что одна группа всего была, т.е. надо было… В Статкомитете перед этим ремонт сделала, заплатила им 400 тысяч, т.е. фактически бóльшую часть, что я выручила от студентов, хватило, и зарплата маленькая была. Но все это компенсируется.

И.: Как он к оппонентам относится, к недоброжелателям?
Г.А.: Зависит от ситуации, потому что я его вижу в среде – это его среда. Вот он заседания деканов проводит, наоборот, старается, чтобы мы на общем фоне выглядели хорошо. А как конкуренты – я во-обще не знаю, это другие его черты. Я его другую сторону эту не знаю. Я знаю, что могу позвонить, сказать – у меня того нету, того, он посоветует что-то там, в то же время скажет, что крутиться надо.

И.: Давайте немного о Вас поговорим. Вот вокруг В.А. собира-ются успешные, одаренные люди в основном. А Вы считаете себя успешным человеком?
Г.А.: Ну, я не знаю, мне кажется, что я успешный человек. Что я ни начинаю делать, в принципе, получается. Вот я смотрю, он себе на кафедру берет людей довольно успешных. Там у него работает Анна Владимировна, она что-то с Земцовым не сработалась, ушла с кафедры – он ее к себе взял. Вот посмотрите: у него на кафедре люди все ответственные, он молодец в этом плане, подбирает очень хороших людей.

И.: Что для Вас значит успех?
Г.А.: Знаете, как человек самодостаточный, я хотела, чтобы у меня была своя специальность. Я последние годы статистику читаю везде, на всех экономических факультетах. Я чувствую нехватку хороших преподавателей, сама везде я тоже не могу читать, потому что нет сил и возможностей таких, чтобы читать на всех факультетах. И хотелось бы иметь помощников в этом деле. Ну и потом, я не должна забывать, что я могу уйти на заслуженный отдых, и чтобы был кто-то, кто достойно бы меня заменил. Правильно? Поэтому специальности, которых не было, потому что статистика по президентской – 15 часов, в ВШБ – 24 вечерникам читается, т.е. какой может быть специальность в этом плане? А мне даже звонили из комитета нашего, председатель комитета – Москоленко Олег Сергеевич – он мне как-то звонил: «Вы не могли бы, Галина Алексеевна, кого-то порекомендовать, чтобы занимался прогнозами», потому что статистика – это один из методов прогнозирования, это как раз статистическая экстраполяция. Вообще статистика широко используется в прогнозировании. Так что здесь что – я не могу порекомендовать, потому что люди, они умные, они учатся, но часов-то у них немного. А если сейчас второй курс, третий, четвертый – они у меня все статистику будут: и демографическую статистику, и все другие статистики будут читать. Т.е. они специалисты: самые уникальные методы анализа и технологии, которые у нас применяются в современной статистике, т.е. здесь будут хорошие специалисты.

И.: Т.е. Вы таким важным делом занимаетесь, востребованным.
Г.А.: Мне уже хорошо на душе от этого, трудно, конечно, всякие проблемы есть, но тем не менее, реализация есть.

И.: Еще я хотела спросить: что Вас привлекает в Вашей работе больше всего?
Г.А.: Я больше всего, наверное, лектор по натуре. Мне нравится лекторская работа. Потом сейчас даже и организационная работа нравится, потому что я очень хорошо знаю всех своих студентов. У меня их пока мало, наверное, поэтому я всех их люблю, и хочется, чтобы они все закончили. Приходится с ними индивидуально работать с каждым. И дневников, и заочников я очень хорошо знаю, с родителями общаюсь. Если кто-то начинает занятия пропускать – звоню родите-лям. Все-таки я, наверное, всю жизнь этим занималась, а больше ничего кроме этого не делала, кроме как читать лекции.

И.: С какими трудностями Вы сталкиваетесь чаще всего?
Г.А.: Например, мне нужен компьютерный класс. Нужно его было создавать, помещений в университете не хватает. Вот, пришлось сейчас пойти на то, чтобы арендовать помещение, еще и сделать там капитальный ремонт. И компьютерный класс тоже, взаймы брать компьютеры. Сейчас мы их более-менее собрали, чтобы можно было студентам на них работать. Сейчас мы пытаемся учить студентов современными средствами. Даже многие книги сейчас вот электронные, создали электронную библиотеку. Сейчас студенты многие книги через сеть отдают. Т.е. они дома все читают. Учитесь, поможем, чтобы они у нас в интернете как рыбки плавали, все знания чтобы получали, что можно было.

И.: Т.е. идете в ногу со временем.
Г.А.: Стараемся идти в ногу со временем. Не просто вот, чтобы лектор был, а лектор, который бы сам на уровне.

И.: Это общая стратегия ВШБ, или только ваша?
Г.А.: Я вот когда читаю в ВШБ еще: они арендуют аудиторию, вот, у Бурыхина на факультете – у них доска даже плохая иногда бывает, т.е там вообще… Так бы можно на группы их разбить, но там ведь в компьютерном классе и статпакеты им показываем, а здесь сидишь и как на пальцах им все объясняешь, т.е. нет такой возможности. Поток сидит 100–150 человек. Я считаю, что это определенный недостаток. Мы считаем, что преподавателю в компьютерном классе больше 12 человек нельзя, т.е. чтобы у каждого был свой компьютер. Самостоятельно им время выделяем на прослушивание, сами мультимедийные курсы чтобы слушали, чтобы без преподавателя – как в Европе. Пре-подавателей меньше в аудитории, у них аудиторное время меньше, чем у нас. У них все через сеть посылают. Поэтому мы так стараемся тоже.

И.: Т.е. Вы менеджер тоже?
Г.А.: Конечно, да.

И.: Как Вы считаете, навыки эффективного менеджера от чего зависят: это личный талант, или приобретенная способность, или какие то случайности, везение?
Г.А.: Нет. Во-первых, это все приходит с опытом, со знаниями. Прежде всего опыт, а потом все уже около опыта обрастает. Т.е. если меня взять лет 20 лет назад – я была одним человеком, а сейчас я уже другой человек. Как говорят: если бы молодость знала, если бы ста-рость могла. Опыт тоже великое дело, хотя некоторые отрицают его, но тем не менее. Опыт, интуиция где-то тоже. Не зря я в замы взяла с факультета информатики доцента, потому что знала, что сама я эту часть лично не потяну, значит мне нужен человек, который бы мне в этом плане помогал. Я вот на него сейчас все сложила в компьютер-ном классе, он этим занимается. Я другими оргвопросами занимаюсь: я и стройкой занималась и всем, и капремонтом занималась, и с прора-бами дело имела. Каждый должен заниматься своим делом, я считаю.

И.: Ну вот Вы говорите, что интуиция влияет. А ведь это, наверное, врожденное качество, или оно тоже приобретается?
Г.А.: Вы знаете, вот интуиция очень у многих женщин есть, а у мужчин она не всегда бывает. У женщин, мне кажется, это врожденное качество. А потом можно посмотреть, есть ли у тебя интуиция или нет: есть разные, ну называются гороскопы… В американских журналах можно по году, дню рождения посмотреть, есть ли интуиция. Мне кажется, что у меня есть интуиция. Матрицу можно составить (смех).

И.: Цифры описывают действительно ситуацию?
Г.А.: Реально да. Есть то, что дано вам от природы – все это посмотреть. Вот закончим с вами интервью и можем подняться посчитать.

И.: Как Вы считаете, у В.А. есть интуиция?
Г.А.: Мне кажется, что у него есть интуиция. Вот у него на людей очень хорошая интуиция. Я ему несколько аспирантов среди своих знакомых нашла (они хотели у него работать), потом смотрю – они уже в банке у него работают начальниками отделов. Вот он сразу смотрит.

И.: Что он больше всего он ценит в сотрудниках?
Г.А.: Мне кажется, одно из качеств он ценит – когда человек вовремя приходит, пунктуальность. Ну, наверное, преданность работе. Сам всегда старается быть пунктуальным, но может не всегда у всех получается.

И.: Деловая этика…
Г.А.: Да, деловая этика. Если вот он пообещал, что-то случится, он перезвонит всегда, скажет, что не может – дела.

И.: Согласны ли Вы с утверждением, что состоявшийся, успеш-ный человек ориентирован прежде всего на Дело, а деньги для него – вторичный фактор, т.е. он работает по призванию, а ни чего-то ради.
Г.А.: Мне кажется, что это как раз является характерным для В.А. Потому что есть люди, у которых чувствуется, что им нужны деньги. У В.А., я вообще этого никогда не наблюдала. Т.е. он обеспеченный, самодостаточный человек. По-моему, сейчас для него деньги особой роли не играют, хотя может в прежние времена играли определенную роль. И, наверное, когда человек до такого уровня дорастает, как В.А., деньги становятся так (машет)… Т.е. он может много чего себе позво-лить, в принципе.

И.: Вот он много ролей замещает: ученый, бизнесмен, и практик. А кто он больше, теоретик или практик?
Г.А.: Мне кажется, что он больше практик. Потому что он начинал с завода, у него там была практика хорошая. Там же не просто работал целый день. И потом он все-таки был начальником отдела труда и заработной платы. Раньше в советское время как: только нормы снижали. Это же как бы против рабочих, но он мог убедить, что это правильно, что это трудоемкость. Меньше сделал – за этим же стояла и зарплата. Он мог и деньги выбить – это же раньше вообще было! Т.е. сначала на практике все, а потом это вылилось в его программу жизненную, его жизненный путь. Он стал практиком очень хорошим с самого начала. Мне как-то практики недоставало, поскольку меня сразу оставили на кафедре. И я стала ассистентом работать на кафедре, потом поехала в аспирантуру, три года там. Мне как раз практики не хватало всегда. А вот он начинал с практики, это было очень трудно.

И.: Грамотный путь…
Г.А.: Да.

И.: Скажите, пожалуйста, если двумя–тремя словами охарактеризовать образ В.А., какая у вас ассоциация: может быть, сравнить его с литературным героем, историческим деятелем?
Г.А.: Мне кажется, что его одним словом никак не охарактеризовать. Очень сложно даже двумя–тремя словами. С одной стороны, это человек-глыба, вот такой монолит, за которого можно спрятаться. С другой стороны, это добрый человек. Он может тебя понять, пожалеть, прийти на помощь. Вот у него сочетание таких качеств. С другой стороны, фундаментальный человек чувствуется. Вот это слово основным для него будет – это человек фундаментальный. А все остальное – так, слабости какие-то там мелкие, все это уже наносное.

И.: Т.е. они уже не бросаются в глаза...
Г.А.: Да, а его фундаментальность уже бросается в глаза. Он когда за столом сидит на банкетах – чувствуется, что он фундаменталь-ный человек.